Беспредел начался при посадке в самолет, перелет Франкфурт-Москва, отзыв об авиакомпании Red Wings Airlines

Оценка
1
Елена
Пассажир
12.03.2018
1
1
1
Сухой Суперджет-100
Оценка самолета:
1
Направление: Франкфурт-Москва
Летел 2018-03-04
1 человек (1взр.)
Номер рейса: 2307
Бортовой номер: ---
Места: 24F

Беспредел начался при посадке в самолет

изображение к коментарию
Полет международным рейсом № 2307 Франкфурт-Москва 4 марта 2018 оказался не простым. Началась регистрация рейса, допускается только одна ручная кладь и нам пришлось все переложить в одну сумку. Сотрудница франкфуртского аэропорта попросила поставить сумку в рамку. Сопровождающий меня родственник просьбу выполнил. Привстав со своего места, она удостоверилась, что сумка стоит в рамке и что-то сказала по-немецки. Родственник отошел в сторону и я увидела, что она убедилась в том, что сумка полностью находится в рамке как по вертикали, так и с боков, по горизонтали. Сдав багаж и оформив ручную кладь, я спокойно прошла досмотр и отпустила родственников, отправив им СМС, что все хорошо и я ожидаю посадки. Началась посадка. В зале появилась сотрудница Аэрофлота маленького роста и стала отсеивать людей с ручной кладью, по ее мнению, не соответствующую установленным габаритам. В их число попала и я. Мы все в голос говорили, что прошли рамку и вес ручной клади тоже не превышает норму. Но все безуспешно. В руках у сотрудницы Аэрофлота оказалась портновская мягкая сантиметровая лента и она стала ей замерять размеры нашего багажа. Нарочито вытягивая углы моей сумки в длину, она сказала, что здесь больше 55 см. Я показала, что мягкая дорожная сумка пустая с боков и легко занимает принятый стандарт. Но сотрудница Аэрофлота настаивала на своем. В зале появилась помощница – немецкая сотрудница франкфуртского аэропорта с такой же сантиметровой лентой в руках. Она замерила мою сумку и махнула рукой: можно. Но контроль пройти не удалось, так как там стояла не только немецкая сотрудница аэропорта, готовая меня пропустить, но и сотрудница Аэрофлота. Последняя снова вернула меня обратно на замер и немецкая сотрудница жестом показала, что сумка пустая с боков и легко деформируется. Однако сотрудница Аэрофлота стала поучать немецкую сотрудницу франкфуртского аэропорта как надо правильно замерять: « Не правильно меришь. Вот так надо мерить…». Нервозная обстановка стала накаляться, обе немецкие сотрудницы покрылись краской. Кто – то впереди, перед стойкой, из внутренних служб, на русском языке с мягким акцентом, назвав немецкую сотрудницу аэропорта по имени, нервно прокричал: «Замеряй, как она говорит». Сотрудница Аэрофлота стала настаивать, чтобы я перетряхнула сумку и что-нибудь выбросила. Или заплатила 50 €. Я отказалась что-либо выбрасывать, заявив, что сумка легко вошла в рамку и ничего лишнего или не нужного у меня нет. И 50 € у меня тоже нет. Сотрудница Аэрофлота продолжала настаивать на своем. Все люди уверяли ее в том, что сумки легко входят в рамку. Сотрудница Аэрофлота твердила свое: « У нас все изменилось. У нас изменения». Впереди меня появился мужчина с плоской квадратной мягкой сумкой, легко удерживая ее одной рукой по горизонтали, и она с задумчивым видом дала ему совет одеть из сумки при выходе из самолета все, что можно на себя, чтобы беспрепятственно выйти из самолета. Мужчина с еле заметной игривостью пообещал одеть на себя все, чтобы сейчас пройти в самолет. В зале нас оставалось все меньше. В эту группу отсеянных лиц, не проходивших по мнению работницы Аэрофлота по новым стандартам багажа, не попали иностранные граждане, которые перед нами при оформлении багажа также ставили ручную кладь в рамку, но почему-то беспокойства по поводу их багажа они у сотрудницы Аэрофлота не вызвали. В эту группу лиц, не проходивших по стандарту багажа, попали вместе со мной только мои соотечественники. Поочередно сотрудница Аэрофлота подходила к людям со словами: «Что же мне с вами придумать….». Я снова получала совет что-нибудь выбросить или заплатить 50 €. Когда я осталась в зале одна или почти одна, сотрудница Аэрофлота резко сказала, что я или что-либо выбрасываю, или плачу 50 € или она меня не допустит к полету. «Я вас предупреждаю: я вас не допущу к полету. Выбрасывайте или пропадут ваши билеты, что еще хуже». Я была просто вынуждена достать из сумки маленькую кофеварку, которая была в сумке без коробки. Сотрудница Аэрофлота с полным удовлетворением ее куда-то отбросила в сторону. Тем самым мне был нанесен материальный ущерб. Спросила нет ли у меня какой-нибудь бечевки перевязать сумку. Поскольку у меня опять ничего не оказалось, она указала на мой длинный шарф. Я сняла шарф. Она узлами перевязала поперек под ручками дорожную сумку моим палантином, сплюснув ее. Это конечно же никак не повлияло на длину сумки, которая не понравилась ей изначально. Уходя на выход, я сказала сотруднице Аэрофлота: «Это просто варварство!». «Согласна» - ответила она, демонстративно отряхивая руки и уходя прочь. Спустилась по эскалатору вниз. Все двери закрыты. Никого нет. Спросить не у кого. Бегом, по лестнице наверх. «Куда идти? Где выход?». Мне снова указывают: вниз, до самого конца. На мое счастье появился сотрудник Аэрофлота с бумагами, указал дорогу, помахал служащим на улице, чтобы открыли двери. Когда последней зашла в автобус к трапу, увидела измученную семейную пару, которая вместе со мной также подверглась совершенно унизительной процедуре контроля багажа на посадке и также понесла материальный ущерб. Все это происходило на глазах граждан, в том числе иностранных. Идя по самолету в хвост, наступая на свой стелющийся по полу палантин, видела мрачные лица иностранных граждан, которым эта процедура явно не понравилась. Бортпроводник любезно предложил свою помощь, на что я с радостью согласилась. Он забросил сумку в багажник, поставив ее торцом, где она легко уместилась в длину. Сверху на нее можно было поставить еще одну такую же сумку. Пустое багажное отделение, в хвосте уже мало пассажиров. Прилетев, ожидая на контроле, увидела еще одну женщину, которая поведала мне свою историю прохождения на посадку. «Какое унижение……» - горько сказала она. Получая багаж, поинтересовалась у пожилой женщины из нашей группы на посадке, какое решение было предложено для ее багажа. Она ей просто связала длинные ручки открытой гибкой полиэтиленовой сумки. Настроение у всех было подавленное. Подошла девушка, спросила, чем же все-таки дело закончилось, выразив сочувствие и свое мнение по поводу происшедшего и выброшенного имущества. К тому же на конце моего новенького нежного палантина появились две неприятные дырки. Дома, в сумке обнаружила уцелевшую инструкцию от кофеварки. Она и размером- то с небольшой электрический чайник.


comments powered by HyperComments